nav-left cat-right
cat-right

Третий спас

Третий спас

К третьему Спасу — 15 августа по старому стилю, 29 августа по новому — обычно поспевают орехи, а в деревнях обмолачивают первый хлеб, поэтому он и называется ореховым или хлебным, «дожинками» — окончанием жатвы, которое праздновали тоже всем селом.

«Третий Спас хлеба припас» — к этому празднику пекли пироги из нового хлеба, «на мирскую складку варят пиво, убивают барана, пекут пироги и созывают родных и соседей на пир пировать».

Православная Церковь чтит в этот день Нерукотворный Образ Спасителя. По преданию, Неру­котворный Образ отпечатался на полотенце, когда Христос утер им лицо. В России особо почитали этот образ: его изображали на храмах, иконах, древнейших русских знаменах — хоругвях, с которыми воины шли в бой.

У В.Даля в толковании календаря земледельца, составленного по народным приметам и наблюдениям, можно найти совершенно оригинальный взгляд, с которым нельзя не согласиться:
«Зимняя опока на деревьях обещает, как говорят, хороший урожай на хлеб;
Урожай на орехи обещает обильную жатву хлеба на грядущий год, по крайней мере, замечено, что сильный урожай на орехи и на хлеб никогда не бывает вместе;
Что кроме того никогда не бывает большого урожая на орехи два года сряду;
Стало быть, при обилии в орехах, их на следующий год не будет, а вероятно, будет урожай на хлеб.»
Возвращаясь к названию третьего Спаса, называемого «хлебным» или «орешным», народ отмечал его как день благодарения Господу за хлеб насущный на каждый день, что и слышится в народных пословицах и поговорках: «Третий Спас хлеба припас», «Хорошо, если Спас — на полотне, а хлебушко в гумне!».

В день Третьего Спаса или около него крестьяне совершали «досевки», т.е. сеяли озимую рожь. После общей домашней молитвы хозяйки провожали мужей на поля с хлебом и солью; при этом на телегу укладывали три снопа, а сверху помещалась предназначенная для посева рожь в мешках. На поле засевальщиков встречали ребята с гречневой кашей. После посева озимого хлеба пирог и каша съедались всей семьей.

На Третий Спас происходил последний отлет ласточек и журавлей: «Кто когда хочет, а журавль к Третьему Спасу отлетает»; «Если журавль отлетит к Третьему Спасу, то на Покров будет мороз, а нет — так зима позже».

В городах с этого дня начинались «великоденские» гулянья.

Баранки

У Муравлятникова пылают печи. В проволочное окошко видно, как вываливают на белый широкий стол поджаристые баранки из корзины, из печи только. Мальчишки длинными иглами с мочальными хвостами ловко подхватывают их в вязочки.

Эй — Мураша… давай-ко ты нам с ним горячих вязочку… с пылу, с жару, на грош пару!

Сам Муравлятников, борода в лопату, приподнимает сетку и подает мне первую вязочку горячих.

С Великим Постом, кушайте, сударь, на здоровьице… самое наше постное угощенье — бараночки-с.

Я радостно прижимаю горячую вязочку к груди, у шеи. Пышет печеным жаром, баранками, мочалой теплой. Прикладываю щеки — жжется. Хрустят, горячие. А завтра будет чудесный день! И потом, и еще потом, много-много,— и все чудесные.

Иван Шмелев «Лето Господне»

Комментарии закрыты.